Среда, 26 июля, 2017 года: USD = , EUR = ,

Генеральный директор Находкинского БАМР намерен приблизить продукцию к конечному потребителю

31 августа 2011, 12:46
Руководитель крупнейшей на Дальнем Востоке рыбодобывающей компании рассуждает с корр. РИА PrimaMedia о взвешенном подходе к популярным инициативам российских чиновников. "Стоит ли это того и сколько мы готовы заплатить?", - задает вопрос Петр Савчук, когда речь идет о повышении экспортных пошлин на рыбопродукцию, развитии промысла в мировом океане или развитии отечественного судостроения.

Всю рыбу россияне не съедят

- Петр Степанович, вылов по итогам года российскими компаниями ожидается рекордный. Каковы ваши оценки?

- Учитывая хорошую обстановку на лососевых, где планируется взять более 500 тысяч тонн, Россия, возможно, выйдет на показатели в 4,5 млн тонн.

- Находкинский БАМР традиционно ведет промысел лемонемы у восточных берегов Японии. В нынешнем году из-за событий в Фукусиме от весеннего промысла пришлось отказаться. Будете ли работать там в дальнейшем?

- Весенний сезон мы пропустили, и сделали правильно - нельзя было туда заходить.

Мне кажется, с сентября сможем поработать на одном из северных участков - у побережья Хоккайдо.

Мы вступили в переписку с консульством Японии. Японские рыбаки там уже работают. Соглашение между двумя странами нужно выполнять, реальная ситуация состоит в том, что работать там можно, это безопасно и для рыбаков и для продукции. Два-три судна, скорее всего, направим, 8 тысяч тонн планируем взять.

- Большая часть добычи БАМР направляется на европейский рынок: 20-25 тысяч тонн филе, фарша минтая. Как европейские партнеры отреагировали на информацию о возможном радиоактивном заражении районов промысла?

- Действительно, среди наших партнеров такие серьезные западные компании, как FROSTA, Royal Greenland, Frozen Fish International. Вначале покупатели нашей продукции были встревожены, тем более, "зеленые" подлили масла в огонь. Но, когда мы показали партнерам всю раскладку: схему течений, работу науки, вопросы отпали. Мы выступили в Брюсселе со специальными докладами, успокоили людей. Кстати, ажиотаж был и в Москве, пока мы не провели разъяснительную работу.

Мы рассказали, что на каждом судне компании, где бы оно ни работало: в Беринговом, Охотском море, у берегов Японии, установлены дозиметрические установки. Универсальные датчики замеряют уровень радиоактивного излучения продукции: рыбы, кальмара, а также воды и воздуха.

А направление течений: Куросио, и Северо-Курильского, исключает попадание в российские воды радиоактивной воды.

Сейчас европейцы, наоборот, просят увеличить поставку продукции из минтая, на 2 тыс. тонн филе.

- Государственная политика в области рыболовства декларирует, в том числе, принцип: "вся рыба на российский берег". Ассоциация рыбопромышленников Приморья считает, что экспортные пошлины на рыбу слишком малы по сравнению с НДС, чтобы стимулировать рыбопереработку. Быть может, поднять их до уровня запретительных?

- В этом вопросе надо быть очень осторожными. Конечно, можно сказать "все на российский берег" – но ведь мы не съедим столько. Все это проходили в советское время: были рыбные дни в общепите, были холодильники, забитые рыбой, которая не продавалась. Существуют реальные потребности рынка, и нельзя зацикливаться только на увеличении поставок. Большое заблуждение считать: что выгрузим на берег – все съедят.

Потом, существует большое количество разновидностей рыб. Некоторые россияне предпочитают форель, дораду, другие виды, которые страна не вылавливает. Эта рыба должна поставляться на наш рынок.

Другой вопрос, по которому руководитель ФАР Андрей Крайний высказывается остро и правильно делает – очень много рыбы поставляется на внешний рынок в виде сырья, с низкой степенью переработки.

Необходимо модернизировать производство, устанавливать современное оборудование и выпускать продукцию высокой степени переработки. Будем ли мы конкурентоспособны по сравнению с Китаем, который сейчас - крупнейший мировой рыбопереработчик?

С другой стороны, давить на рыбопромышленников "сверху" нельзя, модернизация требует больших вложений. Руководители предприятий видят перспективу, и изменения в отрасли происходят. Если раньше мы перерабатывали 10 % продукции, то сегодня уже 25%. Рост, как видим, существенный, динамично развивается переработка на берегу, предприятия мирового класса построены на Сахалине, Камчатке.

Если повысить пошлины, которые сейчас составляют 5 %, то, наверное, действительно, больше рыбопродукции будет оставаться в России, но осилим ли мы ее переработку? Надо внимательнее изучить вопрос, прежде, чем принимать такие решения.

- Ведется обширная дискуссия по поводу необходимости развивать отечественное судостроение, в том числе, за счет рыбаков. Готова ли ваша компания строить на местных верфях?

- БАМР вынужден будет обновлять флот, по объективным причинам. Никаких "квот под киль" не надо. Есть стратегия развития нашего предприятия, согласно которой в 2015 году требуется ввести одно судно, а затем раз в два года еще по одному, то есть до 2020 года – от 3 до 5 кораблей. Мы понимаем, что этого требует состояние флота.

Но стоимость кораблей сейчас очень высокая, 100 млн долларов. Отсюда вопросы – где строить и как?

Я не знаю таких верфей, которые способны в России построить судно без вопросов. Те корабли, что строятся, требуют долгой доводки. За рубежом – гораздо быстрее и дешевле.

И мы же понимаем, что из 100 млн стоимости судна – российская верфь фактически сделает работ на 20%, это монтаж корпуса.

Вся начинка будет зарубежная, это неизбежно, учитывая нынешний высокий класс автоматики, требования к безопасности, так далее.

Стоят ли эти 20 % тех проблем, которые будут у заказчика?

Если бы вопрос решался "Объединенной судостроительной корпорацией" профессионально, должны быть проведены переговоры с крупнейшими производителями судового оборудования: MAN, BAADER, Caterpillar, и другими. Создать здесь центр представительств мировых корпораций, цеха по сборке и обслуживанию, набрать менеджмент мирового класса, построить конструкторские бюро, где будут люди, контролирующие все эти технологии.

В этом случае - да, можно было бы сказать с уверенностью, что построенный корабль "доведут" и рыбопромышленнику можно "втягиваться".

- Высокая стоимость новых кораблей диктует свои требования к характеру производства?

- Для нас вопрос, какую продукцию выпускать, чтобы судно окупалось. Приводят пример: Норвегия выпустила корабль стоимостью 200 млн долларов. Да, но, во-первых, это судно работает на криле по отработанной технологии. Но даже не это главное – главное, что оно выпускает и куда эта продукция идет. Оказывается, на выходе в основном – фармацевтика. Целая схема связана с реализацией продукции.

Поэтому основной вопрос, который я ставлю перед нашими менеджерами - что нам производить? Хотя, нельзя сказать, что наша компания сильно отстает по выходу готовой продукции из сырья. Американцы получают из своей рыбы 49%, мы - на уровне 46%. Должен быть лучший продукт. Если мы строим корабль 21 века, то он должен соответствовать всем параметрам.

Определенные подвижки уже есть. Я встречался с мисс Баадер, руководителем компании BAADER GmbH, они монополисты по технологическому оборудованию. Есть задумка производить IQF – это конечный продукт, когда рыбка каждая отдельно замораживается и поставляется на рынок. 25 тонн будем выпускать обычного блочного минтая, 25 тонн IQF. Если выйдем на этот показатель, то окупаемость будет совершенно другая, и можно будет смело двигаться вперед.

Рыбий жир, это вчерашний день: ведь выпускается пищевой, медицинский и другие жиры. Мы продаем технический, по тысяче долларов, а если бы отсепарировали продукцию соответствующим образом, получили бы в 3-4 раза больше.

Мы, допустим, могли бы производить больше не рыбной муки, а фарша сурими. Стоимостные показатели по выручке можно увеличивать.Для этого необходимо максимально приблизить ту продукцию, которая выпускается на кораблях, к конечному потребителю.

Минтай по мировым стандартам

- В 2011 году должен завершиться процесс сертификации промысла минтая согласно стандартам MSC в зонах Охотского и Берингового морей. Что изменится для российских рыбаков?

- Устойчивое рыболовство предусматривает большую ответственность для каждого участника промысла. Наука должны работать по-другому, лично каждый рыбак должен относиться иначе к вылову и переработке продукции. Нагрузка ляжет на каждое предприятие, в том числе - наше.

Кстати, вся выловленная продукция, по стандартам MSC, должна перерабатываться на борту.

Для этого надо поменять российские правила рыболовства. Потому что сейчас прилов, который попадается в сети, мы обязаны выпустить. Наши наблюдатели уверяют, что и то и другое возможно, на окружающую среду никак не влияет.

Спорные вопросы необходимо отрегулировать, привести в соответствие законодательные акты. Путь к принятию стандартов будет поэтапный и MSC принимает его.

С другой стороны, мы выходим на международные стандарты. В свое время занималась выработкой этих норм компания Unilever, которая потратила сотни миллионов долларов на продвижение принципов экологической сертификации. В действительности, это была своеобразная реклама продукции Unilever, которая вылилась в рыночный закон. Сегодня европейские компании отказываются принимать продукцию без значка MSC. Между тем, БАМР поставляет в Европу 20 тысяч тонн продукции из минтая в год, это 10% европейского рынка!

Получение сертификатов – важный шаг для российского производителя по отстаиванию своей ниши на мировом рынке. За рынки сбыта России надо бороться и упускать возможность для сертификации нельзя.

- В российских магазинах появится продукция, сертифицированная по стандартам MSC, или она будет направляться исключительно на внешний рынок?

- Люди задумываются о здоровой пище, и продукция из минтая набирает популярность также у нас. Это очень ценный по биологическим и вкусовым качествам вид. На продукции, выпущенной БАМР, есть информация: сколько чего содержится в продукте. В последнее время люди выбирают не тольтилико по внешнему виду и цене.

Если раньше на внутреннем рынке мы продавали максимум 200 тонн филе, то за прошедший период 2011 года - уже 600. Продукция хорошо пошла после введения ограничений по содержанию глазури в импортной продукции. В китайском филе, как обнаружилось, 40 % воды.

Некоторое время назад на таможне в Санкт-Петербурге я обнаружил филе из КНР по 1700 долларов за тонну. Я не понимал, откуда такая цена: ведь мы сами продаем в Европу по 3000 долларов, а китайское филе делается из нашего минтая б/г.

Выяснилось, что - обман потребителя. Мы встретились с вице-премьером Виктором Зубковым, главным санитарным врачом страны Геннадием Онищенко, и буквально на сковородке показали, как "испаряется" китайский минтай. Затем правительство и ввело соответствующие ограничения.

Я всегда говорил руководителю ФАР – вот за что надо бороться. Мы конкурентоспособны на внутреннем рынке, но, до тех пор, пока речь идет о добросовестной конкуренции.

В океане нам ловить нечего

- Каковы перспективы российского флота по работе в мировом океане?

- Учитывая наличие хорошей базы данных, опыту СССР в этих водах, мы можем организовать промысел. Но надо ли нам это? Для обеспечения страны рыбой достаточно того, мы вылавливаем сейчас. Накормить Африку и Китай – немного другие задачи. Бизнес этот проект не вытянет, хотя некоторые российские компании работают в мировом океане. Может быть, надо дать какие-то льготы тем промышленникам, которые готовы развивать это направление.

Надо понимать, что нынешние корабли – это вчерашний день. Не все благополучно в океане с сырцом.

Настроить флот, чтобы он обанкротился?

Ставриды у нас не едят, а если едят, то очень мало. Не проще закупать некоторые разновидности, чем строить дорогостоящие суда и направлять в экспедиции?

Когда встанем прочно на ноги, можно осуществлять экспедиции, но осознанно. Отправлять не менее 10 судов, танкера, транспорта, целую инфраструктуру. Все это очень большие деньги.

- Каким образом БАМР решает наиболее острую рыболовного флота - проблему со старением кадров?

- Веду переговоры с ректорами вузов, действительно, молодежь не хочет идти в море. Выпускники считают, что на берегу она больше получат.

Соответственно, мы создаем такие условия, чтобы молодым специалистам было интересно. Уровень зарплаты поднимаем до мирового, матросы в Охотском море получают у нас по 80 тысяч. Тут нужна и другая эффективность, к которой не все готовы.

В серьезной коррекции нуждается имиджевая составляющая профессии. За последние годы к рыбакам постарались прилепить клеймо браконьеров. А ведь это очень тяжелый труд, и полезный всем людям.

- Соответствует ли действительности информация о том, что есть планы продажи НБАМР двум холдингам: Pacific Andes и Ocean Trawlers?

- Ничем не обоснованные слухи, мы собираемся развивать предприятие. Возможно, разговоры вызваны тем, что сейчас в компании работают московские эксперты-аудиторы. Но это не предпродажная подготовка компании, продолжается работа по подготовке НБАМР к входу в IPO. Понятно, что после процедуры публичного предложения акций 2 года о продаже компании не может быть и речи.

СПРАВКА

Савчук Петр Степанович. Родился 12 июля 1960 года в селе Песковка Киевской области на Украине. В 1983 году окончил Дальневосточный государственный рыбохозяйственный технический институт по специальности "Судовождение на морских путях". В 1984-1995 годах работал по специальности в Тихоокеанском управлении промысловой разведки и научно-исследовательского флота, был секретарем комитета ВЛКСМ и председателем профсоюзного комитета. С 1995 по 1997 год - заместитель генерального директора Тихоокеанского управления промысловой разведки и научно-исследовательского флота. В 1997 году перешел на работу в ЗАО "РОЛИЗ" на должность заместителя генерального директора. С марта 2000 года по февраль 2007 года работал генеральным директором ЗАО "РОЛИЗ", в 2007-2010 – вице-президентом, затем президентом ООО "Управляющая компания НБАМР", в 2010 стал генеральным директором ОАО "Находкинский БАМР". За годы работы в рыбной отрасли Приморского края отмечен медалью "300 лет Российскому флоту" и нагрудным знаком "Почетный работник рыбного хозяйства". 8 октября 2006 года избран депутатом Законодательного Собрания Приморского края четвертого созыва по списку Приморского регионального отделения Всероссийской политической партии "Единая Россия". Работал в комитете по экономической политике и собственности. 25 марта 2008 года перешел в комитет по региональной политике и законности. В 2007-2008 годах работал секретарем Регионального политического совета Приморского регионального отделения "Единая Россия".

СПРАВКА

ОАО "Находкинская база активного морского рыболовства" — российская рыбодобывающая компания, крупнейшая на Дальнем Востоке. В НБАМР работает около 3 тыс. человек. Рыбодобывающий флот состоит из 17 судов, в 2010 году добыто 176 тысяч тонн рыбы, 60 % улова отправлено на экспорт. Основные объекты промысла: минтай, сельдь, кальмар, лемонема. Оборот компании в 2010 году – 4,7 млрд рублей, чистая прибыль – 1,3 млрд рублей. Контрольный пакет акций компании (70 %) принадлежит ЗАО "Дальинвестгрупп" (Москва).
Источник: http://primamedia.ru

Также в разделе:

В Москве пресечен незаконный оборот около 200 кг осетровых и более 110 кг черной икры...

В Москве обсудили результаты работы по воспроизводству нерестящихся рыб...

Москва: Более 220 тонн мороженого минтая отправлено на дозаморозку по требованию Россельхознадзора...

Москва: открылась конференция по вопросам рыбного промысла...

В Мосгордуме готовы поддержать создание городской общественной организации любителей рыболовства...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы:
Горячее предложение