Понедельник, 24 апреля, 2017 года: USD = , EUR = ,

Андрей Крайний: «Российские рыбаки в 2009 году работают блестяще по всем показателям."

01 октября 2009, 17:01
Титаны общества.

В гостях: Андрей Крайний

Андрей Крайний: «Российские рыбаки в 2009 году работают блестяще по всем показателям."

В студии: Анастасия Оношко, Владимир Карпов

А.ОНОШКО: У нас в студии руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Анатольевич Крайний. Здравствуйте. Я не могу не начать наш разговор с горбуши, о которой пишут до сих пор. Вы ходите в магазин сами?

А.КРАЙНИЙ: Я хожу в магазин, но не столько для того, чтобы делать покупки, сколько для того, чтобы мониторить ситуацию. Мне очень интересно смотреть, где какая рыба и почем.

А.ОНОШКО: Вы делаете это инкогнито?

А.КРАЙНИЙ: Конечно. Один раз мы делали покупки вместе с Геннадием Григорьевичем Онищенко, но я решил, что очень много шумихи.

А.ОНОШКО: Вы работаете именно так, чтобы рыбы было больше?

А.КРАЙНИЙ: Вопрос замечательный, вопрос, который сегодня встал во весь рост. Если смотреть на цифры, то и Росрыболовство как орган управления и орган федеральной власти, и сами российские рыбаки в 2009 году работают блестяще по всем показателям. Больше выловили, больше доставили на территорию России, больше заплатили налогов, растут зарплаты, у нас нет безработных, у нас не сокращается число работающих. У нас сегодня очереди людей, которые хотят устроиться на работу, хотят в море. Такого не было много лет. Кризис помог. Но при этом, когда я прихожу в магазины в Москве или Петербурге, такое ощущение, что все 360 тысяч рыбаков и небольшая часть управленцев отдельно, а магазины Москвы отдельно.

А.ОНОШКО: Входит ли это в компетенцию Росрыболовства?

А.КРАЙНИЙ: Нет, к сожалению. Опыт лососевой путины 2009 года…

А.ОНОШКО: Напомню слушателям. За 100 лет рекордный вылов, при этом рифрижераторы стали стоить дороже вдвое, большая цепочка торговцев, поэтому в самом Владивостоке по сообщениям от 10 сентября лососина стоила от 70 до 120 рублей. Говорят, что горбуша норвежская размороженная прошлогодняя. Это правда?

А.КРАЙНИЙ: Нет, горбуши норвежской не бывает в принципе, потому что норвежцы горбушу не выращивают. Они выращивают форель и семгу. Я вернусь к ответу на ваш предыдущий вопрос. Опыт путины 2009 года показывает явно, что выловить мало. За всю историю наблюдений и российского промысла мы столько не ловили. Сейчас мы выловили рекордное количество. Мы продолжаем ловить немножко на Сахалине кету. На сегодня 521 тысяча тонн. В прошлом году поймали 275 тысяч. Скорее всего, еще небольшой плюс будет у нас.

А.ОНОШКО: Это дар природы или усердие рыбаков?

А.КРАЙНИЙ: И так, и так. Популяция лосося находится на пике, стадо растет, хорошая кормовая база, хорошие сложились условия в Тихом океане, но при этом у нас в системе Росрыболовства существует 46 заводов, которые берут икру, выращивают малька и выпускают его в естественную среду обитания. Вот эта рыба составляет примерно 15-20 процентов от наших уловов в общем количестве. Если говорить о кете, то почти 40 процентов. У японцев вся рыба с заводов, то есть все 100 процентов – это все, что было выпущено мальками в море. Мы немножко помогаем природе. Все сложилось – и Господь Бог помог, и условия сложились гидробиологические, плюс к этому очень хорошо сработали заводы по воспроизводству. Самая большая беда в том, что сегодня при таких уловах рыбы в Москве должно быть по пояс, вы должны с трудом пробираться на свою радиостанцию. Охлажденная дороже, потому что самолетом надо везти, замороженной, но много, и дешевой рыбы должно быть много, потому что сегодня у нас колоссальные уловы, однако этого не происходит.

А.ОНОШКО: А в этой цепочке роль Росрыболовства где заканчивается? Вы этот улов реализовываете?

А.КРАЙНИЙ: Роль Росрыболовства заканчивается, когда рыбаки поймали рыбу. Дальше порт, холодильник, транспортировка, переработка, торговля – увы, не мы. Долгое время все управленцы пребывали в плену некой иллюзии, что рынок сам распорядится, расставит все по своим местам, рынок справедлив. Опыт и финансового кризиса, и лососевой путины показывает, что не распорядится рынок. Что получилось? У нас рыбаки поймали, а перекупщики, видя такие уловы, просто тупо сидели и ждали, чтобы цена упала еще ниже. В начале сентября рыба упала до 28 рублей за килограмм, такая была оптовая цена на горбушу. Перекупщики ждали, чтобы рыба упала еще ниже. Однако, по сколько бы рублей рыбаки рыбу ни продавали перекупщикам, для конечного покупателя она ни на рубль не становится дешевле.

А.ОНОШКО: А мы слышали что-то про 10 рублей.

А.КРАЙНИЙ: По 10 рублей она не стала. По 10 рублей продавать рыбу рыбаку, которому она обошлась по 25 рублей, будут убытки. По 10 рублей не продавали, перекатывали в консервы. Так вот, для конечного покупателя она не становится дешевле. Мы в этом году сказали, что давайте эту систему ломать, это невозможно. У нас подавляющая прибыль находится не у рыбака и даже не у торговых сетей.

А.ОНОШКО: У нас – это у Росрыболовства?

А.КРАЙНИЙ: Да.

А.ОНОШКО: Но у вас же роль заканчивается формально.

А.КРАЙНИЙ: Но что же делать? Формально заканчивается, занимаемся факультативно, но нельзя этим не заниматься, потому что в противном случае получается, что наша работа в песок, весь пар в гудок.

А.ОНОШКО: Пишите ваши вопросы на СМС: 7-925-101-10-70. Сайт «Русновости.ру». Звоните: 788-10-70.

А.ОНОШКО: Андрей Анатольевич Крайний у нас в студии. Реклама в Москве, там «Рыба ждет», на фотографиях селедочка. Это Росрыболовство делает?

А.КРАЙНИЙ: Да. Опять-таки это факультатив для нас. Реклама эта социальная. Когда мы ее повесили в первый раз, очень живое было обсуждение в Интернете. Пользователи обсуждали, каков же был федеральный бюджет, сколько из этого бюджета отпилили чиновники, сколько было украдено. Как говорил Высоцкий: «Не волнуйтесь, я не уехал, и не надейтесь, я не уеду». Это тот самый случай – не волнуйтесь и не надейтесь. Из федерального бюджета не было потрачено ни одной копейки. Не было бы счастья, да кризис помог. Освободились рекламные площади. Фирмы, у которых были пустые щиты, для них это не совсем удобно, они готовы были чем-то их занять.

А.ОНОШКО: Вообще, есть какое-то движение? У нас, скорее, какая-то мясоедская культура. Рыба есть в сказках, там дед наловил рыбу, а потом лиса эту рыбу сбросила с саней.

А.КРАЙНИЙ: Ее сбросил волк, у него еще потом хвост замерз. «Сказка о рыбаке и рыбке». Рыбка там фигурировала. Простые вопросы не всегда предполагают простые ответы. Где-то мясоедская. Скажем, Татарстан. Потребление рыбы 1,5 килограмма на человека в год. Есть Магаданская область – 38 килограммов на человека в год. Есть Камчатка, Сахалин, Приморский край, Мурманская область, Астрахань, Ростов, Калининград. Там потребление на много выше, чем в среднем по стране. В средней полосе России потребление рыбы значительно ниже. Рыбу есть полезно – факт общеизвестный.

А.ОНОШКО: Не зря в советское время четверг был рыбным днем в столовых.

А.КРАЙНИЙ: «Милок, ешь белок» - такая была реклама, очень забавная. Мы думаем, что, может, пустить ретро-рекламу, чтобы старшее поколение вспомнило. Мы вообще хотим сделать потребление рыбы модным. Мы считаем, что это полезно, это здорово. Рыба – это такой продукт, у которого гораздо больше разнообразия вкусов, чем у мяса. У нас в стране ловится 650 видов водных биоресурсов.

А.ОНОШКО: Я про морепродукты хотела спросить. Росрыболовство не только рыбой занимается, но и морепродуктами. Однажды я прочла в статье, что трепанг в какой-то момент стоил условно 10 долларов за килограмм, а потом в течение года цена выросла до 120. Это был коэффициент выше, чем рост цены на нефть. Я даже полезла посмотреть, как он выглядит, этот трепанг. А вы ели его?

А.КРАЙНИЙ: Конечно.

А.ОНОШКО: Вы же бывали на рынках в Европе и в Азии.

А.КРАЙНИЙ: На прошлой неделе в Испании последний раз.

А.ОНОШКО: Там видно все 650 видов, которые они добывают. У нас почему таких рынков нет?

А.КРАЙНИЙ: Вопрос. Как говорят на флоте, «не моя вахта».

А.ОНОШКО: А к кому вопрос?

А.КРАЙНИЙ: Наверное, ни к кому. Теоретически к Министерству промышленности и торговли. На самом деле, понимаем, что у Минпромторга много других задач, поэтому решили заниматься обустройством рынков для торговли рыбой и рыбопродукцией сами. Я был в Испании, до этого был в Норвегии, Финляндии, Японии, Корее. Смотришь и думаешь, неужели мы хуже? Почему мы не можем предоставить своим покупателям такое количество рыбопродуктов? У нас рыба живет в одной стороне, а народ в другой стороне.

А.ОНОШКО: А где есть порты, почему там нет таких рынков?

А.КРАЙНИЙ: Есть рынок в Мурманске. Это не совсем то, что мы хотим. Очень тяжело преодолевать сопротивление. Существуют два ГОСТа. Один на отечественную рыбу и рыбопродукцию, очень жесткий, другой ГОСТ на импортную. Когда в СССР западные корреспонденты задавали вопрос «почему у вас в стране однопартийная система?», наши политработники отвечали «так сложилось исторически». Когда мы говорим о двух ГОСТах, почему на импортную рыбу он гораздо мягче? Почему можно было ввозить свежую норвежскую треску в Мурманск, а российскую свежую треску в Мурманск же с корабля, который ловил в 100 метрах от норвежского, нельзя завозить? Сейчас это уже сломали, сейчас уже можно завозить, но долгое время врачи не разрешали, говорили, что вредно. Мы говорим «а норвежскую можно?» Ну, там другой ГОСТ, там можно. Есть несуразные ограничения, которые пришли из прошлого, эти вещи надо развязывать. Это не совсем наша тема, но благодаря тому, что мы на этом зациклились, потихоньку все эти узелки начинаем развязывать. Сразу не развяжешь, это не тот случай, когда можно рубить.

А.ОНОШКО: Сейчас реклама.

А.ОНОШКО: К нам через СМС пишут: «Возможно ли, что черная икра появится на рынках?» Как вы полагаете, когда это произойдет?

А.КРАЙНИЙ: К сожалению, черная икра не "появится" - она до сих пор на рынках. С большим сожалением смотрю, как торгуют браконьерской икрой. До тех пор, пока мы не выдернем прилавок из-под браконьера, когда браконьер будет понимать, что продать некуда, тогда браконьерство начнет идти на спад.

А.ОНОШКО: А что нужно сделать, чтобы она стала легальной?

А.КРАЙНИЙ: Легальная икра у нас уже есть. У нас есть три производителя. Один находится в Астрахани, один в Вологодской области, один в Калужской области. Это люди, у которых есть стадо осетров, которые выращивают осетров искусственно, икру продают. Пока она продается достаточно дорого и только в торговых сетях, которые называются «Премиальные торговые сети», то есть бутики гастрономические. Если это закону о конкуренции не вредит, могу даже назвать, куда можно пойти.

А.ОНОШКО: Сейчас не надо.

А.КРАЙНИЙ: Что касается икры в большом количестве. Ее никогда не будет много, это суперэлитный продукт.

А.ОНОШКО: А в чем сложность?

А.КРАЙНИЙ: Осетров мало. Эта рыба очень древняя, ей больше 30 миллионов лет. Эта рыба, которая жила вместе с динозаврами на земле. Осетры долго растут. Если горбушу вы выпустили, через год вы ее можете уже ловить и есть красную икру, то осетр до половозрелости растет 7-8 лет. Только тогда он начинает давать икру. А белуга – 10-15 лет.

А.ОНОШКО: Но ведь начав непрерывное производство, вы получите большой объем потом.

А.КРАЙНИЙ: Конечно. Когда-то Россия имела колоссальный объем. Если мы говорим о том, что как бы нам завтра поесть черной икры, идите в гастрономические бутики, она там уже есть. Если мы говорим о том, когда она будет доступна большому количеству людей, что надо сделать? Надо еще жестче бороться с браконьерством на Каспии, на Оби, Лене и Амуре, надо строить заводы по искусственному производству осетров. Бизнес только тогда начнет вкладывать большие деньги, когда он поверит в то, что мы боремся с браконьерами по-настоящему. Когда мы приняли закон о том, что уничтожаем конфискат, тогда люди начали вкладываться, тогда были построены три завода. Они уже дают продукцию.

А.ОНОШКО: А кто были эти люди?

А.КРАЙНИЙ: Это частный бизнес. В одном случае люди, которые этим занимались, во втором случае это те инвесторы, которые поняли, что деньги не очень быстро окупаются, но это прибыльно.

А.ОНОШКО: Нам на сайте пенсионерка Маруся задает вопрос. Она пишет: «Какое счастье, что я уже пенсионерка и могу пожить воспоминаниями об изобилии рыбы в магазинах». Я хотела вам задать вопрос про сеть магазинов «Океан». Как движутся дела?

А.КРАЙНИЙ: В разных регионах по-разному. Там, где губернаторы и мэры нас поддерживают, дела движутся очень неплохо. У нас открыто более 50 магазинов «Океан» в 30 субъектах России. Пока в Москве магазин «Океан» есть один в Зеленограде, магазин семейный, работает вся семья. Там горбуша стоит 58 рублей.

А.ОНОШКО: Каково участие Росрыболовства в этом магазине?

А.КРАЙНИЙ: Мы способствовали тому, чтобы эту несчастную женщину не выгнали из арендованного магазина. Департамент имущества Москвы очень хотел в рамках закона провести конкурс на аренду этой площади. Владельцам магазина было сказано «давайте со своей рыбой выметайтесь, мы конкурс проведем, если вы его выиграете, можете потом заехать назад». Слова о том, что рыба не может ждать на улице, были не услышаны. Мы поддержали этот магазин и префект Зеленограда тоже. Там, где идут навстречу действительно… В Ростовской области, например, существует десяток магазинов «Океан». Любопытная вещь происходит. Как только в городе-герое Таганроге создали 7 магазинов «Океан», тоже одна женщина, сети федеральные столкнулись с тем, что у них рыбу перестали покупать, потому что она там в два раза дороже. Возникает дилемма: либо вообще не торгуй рыбой, либо торгуй по тем ценам, по которым торгуют в магазинах «Океан». Мы решили, что заставлять административно федеральных торговцев снижать цены бессмысленно, найдут всегда лазейку либо перестанут рыбой вообще торговать, надо создавать конкурентную среду. Когда им в затылок начинают дышать малый и средний бизнес, более гибкий, чем эти монстры, дело начинает идти на лад.

А.ОНОШКО: А этим женщинам не страшно за свою жизнь?

А.КРАЙНИЙ: А чего им бояться?

А.ОНОШКО: Того, что придут…

А.КРАЙНИЙ: Ну что вы? Большой бизнес серьезный. Я всем людям, которые такими страшилками пугают, советую покупать календарь. 2009 заканчивается, не 1994-й.

А.ОНОШКО: Нам пишут, что в «Ашане» на Теплом Стане продается черная икра.

А.КРАЙНИЙ: Спасибо, что сказали. Вчера состоялся совет безопасности в Калининграде. Вторым вопросом там был вопрос об охране водных биоресурсов. Там принято решение о том, что Росрыболовство совместно с МВД начнем массовые проверки рынков и магазинов на предмет торговли незаконной продукцией.

А.ОНОШКО: Зачем вы их предупреждаете?

А.КРАЙНИЙ: Если уберут, еще лучше будет.

А.ОНОШКО: Мы продолжим после новостей.

А.ОНОШКО: У нас в студии руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Крайний. Начинаем принимать звонки. Тут еще задают вопрос через СМС, куда делась тихоокеанская селедка.

А.КРАЙНИЙ: Она есть, она бывает в продаже. Вопрос заключается в том, что торговля наша не очень заинтересована в том, чтобы покупать селедку. Она очень дешевая. Как мне объяснил директор одного из федеральных сетевых ритейлеров, у них наценка 30 процентов. Если мы будем покупать вашу селедку, она стоит 30 рублей, и наценивать 30 процентов, мы получим 9 рублей. А если мы будем продавать норвежскую по 150 и те же 30 процентов наценивать…

А.ОНОШКО: Как дальше жить?

А.КРАЙНИЙ: Создавать конкурентную среду для федеральных сетевых ритейлеров, создавать магазины «Океан», тогда они так резвиться не смогут.

А.ОНОШКО: Товарищи, потерявшие работу, срочно обратите ваше внимание на тихоокеанскую селедку, если вам не нужны сверхприбыли сразу.

А.КРАЙНИЙ: Я хотел бы обратиться к малому и среднему бизнесу. У нас разработана концепция магазинов «Океан». У нас есть уже примеры. Человек торговал стройматериалами, невыгодно стало в кризис, переоборудует, создает магазин «Океан» и на кусок хлеба с маслом хватает.

А.ОНОШКО: Алло, вы в эфире.

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Александр меня зовут. Рынок действительно работает, только нужно создать институциональные условия. Если конкурентную среду вы будете усиливать, еще бы контролировать. Вы бы контролирующую функцию у правительства забрали.

А.КРАЙНИЙ: Согласен. Спасибо за предложение. Возьмемся, наверное, в той части, в которой звонящий говорил о создании конкурентной среды. Контроль за торговлей – это не наша функция. Я считаю, что если мы создадим конкурентную среду, это будет лучшим решением. Правительство думало над тем, чтобы ограничить торговую наценку на рыбу и на социальные виды товаров, максимум 15 процентов. Такая наценка существует в Японии. Рыба не может быть дороже, чем на 8 процентов, от производителя до прилавка. Но мы не Япония, к сожалению. Мы должны будем создать некий список социально значимых видов рыб для народа. К чему это приведет? Торговцы эту рыбу вообще не будут выставлять на прилавки. Они найдут возможность обойти этот запрет. Я считаю, что запреты в нашей стране – не совсем полезная вещь. Мне кажется, если мы создадим 400-450 магазинов «Океан» в стране, если в каждом спальном районе Москвы будет хотя бы по 1-2 магазина, тогда мы заставим сети шевелиться, никуда они не денутся.

А.ОНОШКО: Через сайт спрашивают, где краб камчатский, где рыба-сабля?

А.КРАЙНИЙ: Что касается рыбы-сабли, она есть, но в очень незначительных количествах. Я не думаю, что ее наличие или отсутствие на прилавках является фактором общественной тревоги.

А.ОНОШКО: Есть люди, которые любят что-нибудь необычное поесть.

А.КРАЙНИЙ: Необычного в Москве достаточно много. Есть рыба-монах. Ее можно купить в бутиках. Сердце болит не за тех, у кого доход 10 тысяч долларов на человека в месяц, сердце болит о тех, кто не с очень толстым кошельком приходят в магазин и хотят купить качественный товар, а он, по странному стечению обстоятельств, отечественный и его трудно найти. Надо, чтобы покупатель с рыбой встретился. Что касается краба. Тут действуют законы рынка. К сожалению, цена краба на внешнем рынке гораздо выше, чем на внутреннем. Краб у нас есть, но большинство производителей нацелены на то, чтобы продавать его в основном в Америку. Самая высокая цена там. Часть краба все-таки к нам попадает, правда, в основном в жестяных банках.

А.ОНОШКО: Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Александр. В одной из передач вы говорили о том, что холодильников не хватает. Почему бы вам не построить холодильники? Еще один вопрос. А какая минимальная площадь должна быть под магазин «Океан»?

А.КРАЙНИЙ: Минимальная торговая площадь под «Океан» по нашей концепции – 80-100 метров, торговая. Этого вполне достаточно для магазина у дома. Что касается холодильников. Действительно, был разговор в августе об этом. У нас сегодня подготовлена схема размещения холодильников не только на востоке, но и в центре России, и в Сибири. Построить холодильник занимает больше времени, чем сказать о том, что их необходимо строить. Есть проекты уже. Начинается стройка во Владивостоке, в Мурманске, в Сибири. Год-два нам нужно, чтобы их построить. Я полагаю, что через два года количество рыбных холодильников в стране должно удвоиться.

А.ОНОШКО: Этим бизнес должен заниматься?

А.КРАЙНИЙ: Конечно, бизнес. Мы предлагаем бизнесу, создаем некие условия. Сегодня у нас есть возможность субсидировать две трети ставки рефинансирования. Если вы взяли кредит под 16 процентов годовых в рублях, то 8 процентов из этих 16 мы будем субсидировать из бюджета на строительство холодильников.

А.ОНОШКО: А вы бы взялись за рыболовецкий бизнес?

А.КРАЙНИЙ: Я вот одно совещание проводил, собирал бизнесменов, убеждал их заняться рыбными интервенциями, то есть брать кредиты в «Россельхозбанке», покупать рыбу и везти ее на основную территорию России. Когда они начали мяться, я говорю «если мы сейчас бросим госслужбу и уйдем в бизнес, то через 3-4 месяца мы будем миллионерами рублевыми». Это очень выгодно всем – и вам, и потребителям. Почему вы не раскачиваетесь? Кое-как раскачал, начались интервенции.

А.ОНОШКО: Здравствуйте. Как вас зовут?

ЗВОНОК СЛУШАТЕЛЯ: Валентина Григорьевна. Как ни странно, вместе с СССР исчезла иваси. Неужели ее тоже отправляют в Америку?

А.КРАЙНИЙ: Хороший вопрос. Это совпадение с развалом СССР. Запас эксплуатировали так сильно, что его подорвали, как японцы в свое время подорвали запас собственного краба. По прогнозам российских ученых, популяция иваси восстанавливается, и мы ожидаем, что в 2013-2014 годах иваси вернется к Владивостоку, и мы будем ловить. Ловили мы миллион тонн в свое время.

А.ОНОШКО: Пишут СМС: «На вас, наверное, очень давят. Хочу пожелать вам удачи за ваше благое начинание». На вас давят?

А.КРАЙНИЙ: Я не испытываю давления. Когда я занял это кресло, мне сказали, что эта должность расстрельная. Мне кажется, как взяться. Любая должность может быть расстрельной и наградной. Не всегда находим взаимопонимание, кое-какие решения принимаются очень тяжело, порой возникает ощущение бега в киселе, но это не только тогда, когда мы беседуем с нашими коллегами из федеральных органов исполнительной власти. Мы порой сталкиваемся с непониманием в бизнесе, причем сознательным, вот это меня удивляет и огорчает.

А.ОНОШКО: Зачитаю сообщение через сайт. Андрей из поселка Рыбное пишет: «По причине бездействия Росрыболовства на грани банкротства ведущий институт ВНИИПРХ. Выделенные из бюджета деньги разворовываются на 80 процентов на уровне агентства. Людям зарплату не платят по полгода. Рыба в опытных прудах хиреет от недокорма. Работа по созданию отечественных компактных, эффективных УЗВ свернуты, чиновники агентства стремятся распилить весьма интересные подмосковные земли ВНИИПРХ, а интерес на услуги института огромный, как у отечественного бизнеса, так и у зарубежного».

А.КРАЙНИЙ: Дайте подпись, потому что обязательно проверим это сообщение. Могу заявить совершенно официально, что завтра туда поедет комиссия разбираться. Но то, что по полгода не платят, это неправда, задержка зарплаты сейчас месяц. По поводу того, что распиливают, сомневаюсь, проверим.

А.ОНОШКО: Комиссия из-за этого сообщения поедет?

А.КРАЙНИЙ: Конечно. Надо проверить сигнал. Я сделаю все, чтобы человек, который подписался, не пострадал. Возможно, он не имеет достаточно информации. За последнее время как раз ВНИИПРХ много сделано. В советское время все сотрудники наших институтов привыкли к тому, что государство должно дать из бюджета деньги. Сейчас ситуация другая. ВНИИПРХ, как и многие другие институты, побеждает на конкурсе, который мы объявляем. В этом конкурсе могут участвовать организации любых форм собственности. Бывает порой так, что этот институт привозит такие документы, которые не позволяют ему побеждать в конкурсах.

А.ОНОШКО: Спасибо вам большое. Это был руководитель Федерального агентства по рыболовству Андрей Анатольевич Крайний.
Источник: РСН

Также в разделе:

В Москве обсудили результаты работы по воспроизводству нерестящихся рыб...

Москва: Более 220 тонн мороженого минтая отправлено на дозаморозку по требованию Россельхознадзора...

Москва: открылась конференция по вопросам рыбного промысла...

В Мосгордуме готовы поддержать создание городской общественной организации любителей рыболовства...

В Москве состоялся «круглый стол» по вопросам любительского рыболовства...

Комментарии (0):

Эту новость еще никто не прокомментировал. Ваш комментарий может стать первым.

Войдите на сайт или зарегистрируйтесь, чтобы комментировать новости.



Авторизуйтесь,
чтобы получить доступ к личному профилю.

Недавние ответы:
Горячее предложение